Четверг, 29 Октябрь 2015 14:06

Сандаков обратился к Холманских за защитой от судебного произвола

Сегодня Свердловский областной суд отложил на 2 ноября рассмотрение апелляции на продление ареста бывшему вице-губернатору Челябинской области Николаю Сандакову, который с конца марта находится под стражей по обвинению в получении взятки. Таким образом, судьёй М.Б.Чобитько были умышленно затянуты сроки рассмотрения апелляции адвокатов Николая Сандакова по аресту, избранному в очередной раз в качестве меры пресечения Ленинским судом г.Екатеринбурга 20.08.2015г.

Необходимо отметить, что апелляция была подана еще 22.08.15, однако спустя 2 месяца под различными предлогами она всё ещё еще не рассмотрена.

Между тем в правовом плане для следствия ситуация становится с каждым днём всё хуже. Постановление Ленинского суда принято по ходатайству следователя, утвержденного ненадлежащим лицом. Документы подписал исполняющий обязанности заместителя руководителя 4 СУ ГСУ СК РФ Дмитрий Корешников вместо требуемого по закону подписи руководителя Ибиева Р.К. Кроме того, в Постановлении о заключении под стражу (как и на двух предыдущих) указано, что Николай Сандаков будет обвинен и в других преступлениях коррупционной направленности, а следовательно обвинение станет более тяжелым.

Однако 15 октября следствие отказалось от обвинения во взятке, поскольку не смогло доказать её ни прямо, ни косвенно. Признав, что взятку Сандакову никто не давал, а сам бывший заместитель губернатора Челябинской области её не брал, следствие столкнулось с необходимостью «подбора» для Николая Сандакова более мягкой статьи, чтобы продолжать следственные действия хоть как-то. В результате Николаю Сандакову было переквалифицировано инкриминируемое деяние на мошенничество (переквалификация, по мнению экспертов, необходима только для сохранения лица правоохранительных органов, продолжающих держать Николая Сандакова в СИЗО уже более полугода без каких-либо оснований).

Когда незаконность ареста стала очевидна, Николая Сандакова, в условиях глубокой конспирации 23.09.2015г., вывезли в Ленинский суд г. Екатеринбурга, где с помощью судьи М.В. Антропова ошибку «исправили». В противном случае 23 сентября 2015 года проведшего более полугода в камере экс-чиновника должны были освободить без каких-либо дополнительных условий.

Однако факт столь вольного обращения с правовыми и процессуальными нормами с целью спасения лица следственной группе и её руководителю Бедерину стали известны СМИ и общественности.

По имеющейся у защиты экс-вице-губернатора информации, негласно руководством 4 СУ ГСУ СК РФ и руководством Ленинского районного суда г. Екатеринбурга принято решение о скорейшем рассмотрении апелляционной жалобы на арест от 23.09.2015г. и затягивании рассмотрения апелляционной жалобы на арест от 20.08.2015г., то есть сначала узаконить как-то более поздний судебный акт и арест, а потом уже что-то делать с заведомо ложным незаконным арестом от 20.08.15г.

Т. Мангилева: «На сегодняшний день, с учетом перепредъявленного обвинения на более легкий состав, мы имеем документальное признание судебной ошибки. Все четыре раза Николая Дмитриевича арестовывали по надуманному обвинению. Остаётся лишь сожалеть, что работники судебных органов вольно или невольно подставляют себя, репутацию уважаемого судебного учреждения и своей профессии в глазах жителей Уральского региона, Челябинской области, стараясь сохранить «честь мундира» тех, кто по определению должен отвечать за свои профессиональные и личные ошибки. Нас как профессионалов особенно смущает тот факт, что руководство 4-го СУ ГСУ СК РФ чуть ли не открыто ведет консультации с руководством Ленинского районного суда г. Екатеринбурга по выходу из юридической ими же созданной правовой нелепице. Именно после этих консультаций, материалы по апелляционной жалобе на арест от 20.08.2015, были по надуманной причине возвращены в Ленинский суд г.Екатеринбурга с целью затянуть время, а материалы по аресту от 23.09.2015г. наоборот ускорены. Вот вам и независимый суд».  

С.В. Колосовский : «Мы видим прямое нарушение ст. 3 Конвенции о правах человека и Конституции РФ. Следствие фактически открыто требует признания в несовершенных преступлениях в обмен на свободу. Нашему подзащитному говорят, что управляют судом, что в его интересах войти в суд своими ногами, а не в наручниках, что в 99% ведет к обвинительному приговору и реальному сроку, вне зависимости виновен или нет. В УрФО, в том числе и в Челябинской области расследуется много резонансных уголовных дел с более тяжелыми составами. Расследуются в том числе и 4-м следственным управлением дела по взяткам с огромными суммами, сговором, массой отягчающих обстоятельств. И тем не менее, обвиняемые не сидят в СИЗО, а зачастую даже и под домашним арестом. Истинная причина содержания Николая Сандакова под стражей – давление с целью получить признательные показания в несовершенных им преступлениях и, как мне кажется, опасения некоторых руководителей о том, что Сандаков после освобождения предаст огласке не очень приятную для них информацию. 

Примеры: дело Серебренникова – на свободе; дело Щекотова – до суда на свободе; Снежинское дело (не такое резонансное, но не менее серьезное) – на свободе и т.д. 

Татьяна Мангилева: «Начиная с самого ареста Николая Дмитриевича в конце марта сложилась порочная практика фактического сговора между 4 СУ ГСУ СК РФ и судом Ленинского района г. Екатеринбурга, которое позволяет незаконно держать под стражей отца четырех детей более семи месяцев. Сейчас мы более внимательно изучили документы от 20.08 и 23.09. и не только уверены в их незаконности но и усматриваем незаконный состав по заведомо неправосудному судебному акту. По этому поводу мы уже обратились к Полномочному Представителю Президента в УрФО И.Р. Холманских и в квалификационную коллегию судей Свердловской области о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга Чобитько Максима Борисовича за заведомо несуществующий судебный акт. С самого начала нам было понятно, что откровенно надуманная суровость обвинения нужна была исключительно как повод для ареста Сандакова, который, в свою очередь, был нужен только для того, чтобы заставить нашего подзащитного оговорить самого себя. Суд не превратили в инструмент исправления ошибок следствия и самое неприятное, что следователь этого даже не скрывает, фактически управляет судебными решениями.

 

Добавить комментарий