Четверг, 21 Январь 2016 19:47

Дело Николая Сандкова будет взято на контроль председателем верховного суда РФ

Незаконно находящийся уже почти год в следственном изоляторе бывший заместитель губернатора Челябинский области Николай Сандаков направил обращение на имя председателя верховного суда России Вячеслава Лебедева. В обращении Лебедева просят провести тщательную проверку ситуации, сложившейся в судебной системе Свердловской области и прекратить порочную практику сговора между органами следствия и рядом судей с целью оказания давления на обвиняемых, которым предлагается оговорить себя и признаваться в преступлениях, которые они не совершали. Экс-чиновник также указывает, что в его случае и ещё в связи с расследованиями по ряду уголовных дел судьи покрывают и задним числом пытаются исправить ошибки следствия, а следователи 4-го управления ГСУ СК РФ позволяют себе неприкрытое и грубое давление на судей.

Изложив обстоятельства своего дела и мытарств по судам Свердловской области с целью добиться соблюдения законности и справедливости в своём отношении, Николай Сандаков приводит факты и свидетельства механизма фальсификации уголовных дел и оказания давления на тех, кто, как и он сам, решает бороться за своё доброе имя. В частности, указывает, что следователь 4-го управления ГСУ СК РФ Игорь Бедерин непосредственно в ходе судебных заседаний бравировал возможностью возбуждать уголовные дела против судей, а находясь на рабочем месте в присутствии третьих лиц по служебному телефону фактически надиктовывал судье формулировки решения об аресте обвиняемого лица.

В обращении на имя председателя верховного суда Сандаков прямо отмечает, что он и его защитники столкнулись с порочным кругом: сначала судья «идёт навстречу» следователям под давлением или не желая конфликтовать с представителями правоохранительных органов, а потом уже другие судьи поддерживают принятые ранее решения из абсурдной и опасной для авторитета судебной системы корпоративной, профессиональной солидарности.

Арест обвиняемого, таким образом, из меры пресечения для действительно опасных для общества и могущих оказать влияние на ход следствия лиц превращается в инструмент психологической пытки над ложно обвинённым человеком. Следователь раз за разом с помощью находящихся в сговоре с ним судей демонстрирует обвиняемому своё, якобы, всесилие и пребывание над нормами процессуального права и непрерывно угрожает тем, что может заранее «написать» за судью любой приговор и что попавший в поле зрения следствия человек лишается любых прав, прежде всего – права на справедливый суд и презумпцию невиновности. Тем не менее в своём обращении Сандаков подчёркивает, что не сломался под многомесячным давлением и готов отставать свою невиновность и честное имя.

Между тем как свидетельствует практика, серьёзные основания рассчитывать на то, что руководство Верховного суда России начнёт серьёзное разбирательство не только с принятыми неправомерными решениями, но и самым тщательным образом изучит странное поведение своих коллег-судей, у Николая Сандакова есть. Ранее председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев в интервью изданию «Московский комсомолец» недвусмысленно обозначил свою позицию по такого рода неправомерным и необоснованным решениям и объявил о начале всероссийской ревизии судебных решений по необоснованным случаям избрания такой меры пресечения как взятие под стражу: «Я все время повторяю, что заключение под стражу — это самая жесткая мера пресечения и должна избираться в крайнем случае.… Пришло время серьезных выводов. Мне в ближайшее время подготовят обобщение по всем регионам (как часто и почему там заключают людей под стражу). Будем анализировать работу судей, которые без достаточных оснований это делают.… Никого нельзя заключать под стражу только потому, что следователю «так удобно». Я советую всем, кто не согласен с избранием меры пресечения, обжаловать эти решения».

Адвокаты Сандакова продолжают оспаривать неправомерные решения ряда судов, продливших пребывание под стражей их подзащитному и готовы дойти не только до верховного суда, но, если потребуется, обратиться и в европейский суд по правам человека. Проведший уже 10 месяцев в следственном изоляторе Николай Сандаков давно уволен с госслужбы, а в ходе последних заседаний суда на необходимости дальнейшего содержания под стражей бывшего чиновника не настаивало даже гособвинение!

Помимо этого Николай Сандаков направил аналогичное обращение с просьбой разобраться в работе следственных органов УрФО и их отдельных руководителей и следователей на имя руководителя следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. Параллельно он вместе со своими защитниками продолжает, несмотря на чинимые следователем Бедериным препятствия, готовиться к судебному процессу, на котором намерен не только доказать невиновность в предъявленных ему абсурдных обвинениях – часть их них следствие отмело само, чтобы довести дело хотя бы до суда – но и вскрыть публично все факты неправомерного поведения и действий как сотрудников  4-го управления ГСУ СК РФ, так и тех, кто покрывал и способствовал правонарушениям со стороны силовиков.

О том, какими мотивами руководствовался опальный бывший высокопоставленный сотрудник администрации губернатора Челябинской области рассказал его адвокат Сергей Лаврентьев:

Николаю Сандакову, как человеку бывшему длительное время во власти и эффективному руководителю, трудно понять, что происходит с его делом. Логичные вопросы не находят таких же ответов.

Почему без наличия должностного регламента (основного доказательства должностного положения) можно возбудить уголовное дело по взятке и арестовать человека. Почему изменение всех оснований заявленных следствием при его аресте (обвинение в получении взятки, возможное использование им должностного положения или воспрепятствование предварительному следствию) не привело суд к логичному изменению меры пресечения. Вроде бы и обвинение уже менее тяжкое и с должности сняли и следствие закончено. Прокурор не против освобождения из СИЗО, и тем не менее, Сандаков в процессе натыкается на стеклянные судейские глаза.

Всем ясно, что дело гнилое, следствие предвзято, а суды беспомощны и не судят право, полный дауншифтинг, короче. Реально рулят всем две силовые структуры. Они решают кого казнить, кого помиловать. И вина здесь ни причем и суды как-то сбоку.

Именно это и пытается донести в своем обращении Вячеславу Михайловичу Лебедеву Николай Сандаков. Отчасти в свою защиту, отчасти в защиту всех остальных, кто оказался в аналогичной ситуации. Раз уж силовики выбрали жертвой его, то он намерен пройти все эти круги ада и постоять за себя. Каждое неправосудное решение будет оспорено до высшей инстанции. Такой вот нетипичный чиновник.

Чиновники в государстве давно вошли в группу риска. Даже если чиновник кристально чист и честен (что хуже для него) он не гарантирован от политических и иных неблагоприятных для него решений. В общем стоит 10 раз подумать, соглашаясь сейчас идти во власть, подумать какой опасности ты подвергаешь себя и своих близких.

Справка: Николай Сандаков обвиняется в совершении мошенничества (статья 159 УК РФ). По версии следствия, он получил 1,5 млн рублей в 2011 году от тогда еще главы администрации Озерска Евгения Тарасова, позже осужденного за растрату 22 млн рублей и выпущенного после дачи показаний на Сандакова по УДО. Якобы Тарасов дал Сандакову деньги за создание положительного имиджа в СМИ и дальнейшее избрание на пост главы Магнитогорска. Изначально бывшему чиновнику предъявили обвинение в получении взятки (статья 290 УК РФ), однако впоследствии оно было снято, и теперь Сандакову инкриминируют мошенничество (статья 159 УК РФ). Экс-чиновник находится под арестом с конца марта 2015 года – он содержится в челябинском СИЗО-7. Сам Сандаков называет все обвинения вымыслом. Ранее он говорил, что работал в Озерске на выборах, а деньги собирались в избирательный фонд «Единой России». В августе Сандакову было предъявлено ещё одно обвинение в неправомерном доступе к компьютерной информации (статья 272 УК РФ).

 

 

 

 

 

Добавить комментарий